Путь к сердцу мудрости - ИNСАЙТ! Андрея Жалевича
.

Это мудрые, глубокие и вдохновляющие книги,
которые Вам обязательно стоит почитать!..
Это очень красивые и изысканные книги, достойные,
чтобы стоять на Вашей книжной полке!..
Это книги, которые могут быть прекрасным подарком
для Ваших коллег, друзей и близких!..
Это сильные «книги-мотиваторы»!..
Это ай-книги в стиле «ИNСАЙТ»!..

СОКРОВИЩА МИРОВОЙ МУДРОСТИ: ТЕОРИИ • ПРАКТИКИ • СОВЕТЫ. Фундаментальные принципы устойчивого успеха, гармоничной и счастливой жизни! БОЛЬШАЯ КНИГА О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ И ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ ЧЕЛОВЕКА. Как найти свой путь, своё призвание, жизненное предназначение, в чём смысл жизни человека? 50 ВЕЛИКИХ КНИГ О МУДРОСТИ, или Полезные знания для тех, кто экономит время СОКРОВИЩА МИРОВОЙ МУДРОСТИ: ТЕОРИИ • ПРАКТИКИ • СОВЕТЫ. Фундаментальные принципы устойчивого успеха, гармоничной и счастливой жизни!

Вот что пушут о мудрости Джозеф Голдстейн и Джек Корнфилд в своей книге «Путь к сердцу мудрости».

Мудрость – пятая из пяти духовных способностей. Термин «випассана» означает инсайт, проникновение в суть, видение вещей такими, как они есть. Мудрость, или инсайт, означает ясное видение природы опыта. Если концентрация и полное бдение мысли развиты хорошо, инсайт раскроется сам собой. Это есть интуитивное понимание, которое должным образом не может быть достигнуто средствами вербального интеллекта, сколько бы слов, на самом высоком уровне дискурсивного мышления, не потратить на это. В буддизме об инсайте говорят в трёх отношениях.
Один аспект мудрости – это ясное видение преходящего характера всех феноменов. Преходящность может видеться с разной степенью чистоты, в зависимости от степени концентрации ума. Но в любом случае ясно, что все уровни бытия представлены сущностями, находящимися в непрерывном изменении; земля, сезоны, погода, общество и цивилизация, наши отношения, наши тела, наши мысли и эмоции – абсолютно всё. Когда ум становится более сосредоточенным, осознание преходящности утончается. Когда концентрация и полное бдение мыслей достигают достаточной выраженности, что часто происходит в периоды интенсивной медитации, тогда восприятие преходящности становится настолько точным, что телесно-ментальный процесс переживается как непрерывная пульсация энергии, а каждый элемент опыта предстаёт в моментальном возникновении и исчезновении. Нет ничего, что оставалось бы плотным, сплошным, длящимся – таким, чтобы можно было хоть на миг к чему-то прилепиться.
Другой аспект мудрости – понимание страдания. Когда мы успокаиваем свой ум и пристально созерцаем свой опыт, мы видим что этот мир сознания и объектов есть мир постоянного изменения и ненадёжности. Коль скоро объект возник, он тем самым уже обрёк себя на исчезновение; сколь отчаянно мы не пытались бы его удержать, вдохнуть в него устойчивость, он уйдёт, он уже ушёл. Чтобы не возникло, это возникшее всегда настолько эфемерно, настолько «транзитно», что не длится и мгновение. Сознание и объект обнаруживают себя скорее не в точечном миге бытия, а в текущем процессе растворения. Мы с изумлением видим, что всё возникающее ненадёжно, что убежища – нет, что нет безопасной гавани в уюте наших условно-рефлекторных привычек мысли и повседневности. Поэт Рильке обозначает тот вид счастья, который основывается на этих летящих и стремительно меняющих очертание облачках опыта, следующим выражением: «Быстрый выигрыш в уже зияющей потере».
Будда говорил, что прийти к прозрению так же трудно, как плыть против течения или идти против признанных всеми житейских представлений и верований. Если мы решили прийти к истинному пониманию того, кто мы есть на самом деле, необходимо исследовать природу страдания: как оно возникает и почему оно всегда преследует нас. И мы обнаруживаем, что источником испытываемых нами в жизни страданий является наша привязанность к тому, что непрерывно изменяется. Но каким образом расставаться со своими привязанностями, как их «отпускать» и как «отпускать» свои страдания? А вот представим себе, что мы держим в руке горящий уголёк. Разве мы держим его и размышляем, как отпустить его? Мы сразу же роняем его, как только почувствуем, что он жжёт, и это происходит вполне естественно.
Когда мы пытаемся отгородиться от неприятного или подавить его, то тем самым мы как бы продолжаем держать в ладони горящий уголёк. То, в какой мере наша культура избегает истины страдания и отрицает её, просто поразительно. Похоже, будто мы думаем, что лишь очень немногие люди стареют, болеют и умирают. Мы живём так, будто всё это должно случиться с кем-то другим и никогда с нами; или же мы романтизируем эти переживания, отказываясь воспринимать реальность болезни тела или горечи одиночества, столь часто испытываемых в преклонном возрасте. Такой взгляд на вещи отгораживает нас от истинного и нормального отношения к жизни.
Как много нашего времени бесполезно уходит на попытки ухватить и пережить момент удовлетворённости. Но всем нашим переживаниям свойственен характер эфемерности сновидений, и мы сами это чувствуем, но слишком редко даём себе труд заглянуть в глубину. По утрам мы встаём, одеваемся, идём на работу, работаем, разговариваем с людьми, возвращаемся домой, обедаем, читаем газеты, идём в кино, ложимся спать, утром встаём – и пошёл новый круг. Мы идём по бесконечному кругу повседневщины, занимая себя фантазиями о счастье и надёжности жизни, и почти никогда не касаясь умом и сердцем грандиозного факта вечного изменения и непредсказуемости вещей или отворачиваясь, не желая принять даже к сведению этот факт.
Признание истины принципиальной неудовлетворённости – ключ к развитию и углублению мудрости и сострадания. Осознанность страдания зажигает в нас огонь – огонь мотивации к пробуждению, огонь, способный поглотить все препятствия. Чем больше мы раскрываемся навстречу страданию, тем больше от него освобождаемся, давая возможность возникнуть в нашей жизни естественному чувству радости и подлинной самореализации.
По мере всё более глубокого проникновения (инсайта) в преходящность и страдания появляется третий аспект мудрости: осознание (переживание достоверности) безличностной природы феноменов. Глубокое проникновение оком ума в природу ментально-телесного процесса вскрывает фундаментальную, переворачивающую наши прежние представления истину, которая гласит: ни в нас самих и нигде в природе не существует того, что мы называем «Я», нет того «хозяина», которому принадлежат все эти впечатления опыта, этот поток переживаний. А феномен, который создаёт иллюзию «самости», то, чем мы всё-таки являемся, есть не более чем этот от момента к моменту изменяющийся процесс. ЗА этим процессом ВНУТРИ него – нет того «носителя», на котором он разыгрывается.
Но хотя всё нами переживаемое находится в процессе непрерывного изменения, наши концепты об этом переживаемом статичны. Итак, реальность ментально-телесного феномена есть реальность процесса в постоянном течении; имена же, которые мы приписываем ему, остаются без изменения. Мы введены в заблуждение статическим употреблением концептов, ими нам навязана видение мира как совокупности сплошных, нерасчленённых вещей, находящихся в специфическом отношении к столь же нерасчленённому эго.
В качестве эксперимента поддержите некоторое время подержите некоторое время свои ладони вместе и прочувствуйте ощущение их взаимного прикосновения. Итак, что вы чувствуете? Здесь может быть тепло, или влажность, или давление, но есть ли здесь то ощущение, которое можно было бы назвать «рука»? Не выходя за пределы непосредственно данного нам опыта, мы видим, что «рука» есть концепт, идея, к которой мы прибегаем для обозначения определённого сочетания ощущений. То, что мы считаем «собою», есть то же всего лишь концепт. «Я» - это идея, имя, которое мы прикладываем к непрерывно текущему узору эфемерных ментальных и физических феноменов.
Представьте, что вы смотрите звёздное небо и видите там Большую Медведицу – то крупное созвездие, которое помогает отыскать Полярную звезду. Что же, в небе действительно есть «созвездие» под таким названием? Да, есть некая группа звёзд, составляющих некоторый узор, произвольно выделяемый нами из всех прочих звёзд неба и наречённый нами Большой Медведицей. Но, не считая самого звукосочетания этого имени, созвездие это ничем больше не обособлено, здесь просто набор светлых точек в необъятности пространства. И точно таким же образом наше эго есть лишь констелляция впечатлений, созвездье зрительных, слуховых, обонятельных, вкусовых, телесных, а также ментальных событий, да ещё и при постоянном изменении этих элементов. И вот набор подобных феноменов образует некий узор, называемых нами «Я». Но как и Большая Медведица, «Я» есть всего лишь концепт, условный термин для удобства коммуникаций.
Как-нибудь вечером выйдите из дома, посмотрите на небо и проверьте, можно ли НЕ увидеть Большую Медведицу. Сделать это очень трудно, ибо слишком мы приучены видеть определённым образом, слишком глубоко сидит в нас этот концепт. И уж если так трудно растворить Большую Медведицу в звёздах, то вполне можно понять, как трудно отказаться от концепта «самого себя», взять и «отпустить» его. Ощущение этого «Я» столь глубоко внедрено в наши умы, наше самоотождествление с ним настолько основательно виртуозно, что его господство над нами заполнило каждый уголок нашей жизни. Из-за нашего самоотождествления с концептом эго мы полностью поглощены как стремлением к удовольствиям, чтобы удовлетворить его, так и делами личной обороны, чтобы защитить его. Мы приходим к навязанному нам ложному способу видеть весь мир своего опыта – мысли, эмоции, тело и все свои дела – в неизменном отношении к этому «Я». Но, погружаясь в опыт каждого момента, мы становимся свидетелями того, как эта ложная видимость и ложное чувство достоверности нерасчленённых сущностей и монолитной «самости» начинают размываться, а с ними уходит и сопутствующее им бремя постоянных борений, направленных на защиту и поддержку пустой фикции нашего «Я».
По мере развития мудрости мы наполняемся верой, ибо сами увидели и прочувствовали подлинную природу своего тела, ума и жизни. Путь инсайта (прозрения), проникновения в природу своего существа, есть путешествие, охватывающее все аспекты нашего опыта. И путешествие это всегда с нами, всегда здесь и сейчас. Нет неизбежности в том, чтобы находиться в отношениях борьбы или конфликта с тем, что совершается. При внесении в каждый последующий момент пристальной внимательности и раскрытости всему диапазону нашего опыта мы становимся свидетелями того, как природа реальности раскрывает сама себя. Дхармическое понимание разворачивается согласно своим собственным законам, так же, как весной раскрываются цветы – каждый цветок в своё время.

 

Бриллианты мышления

Смысл жизни

Каждый человек рождается  для какого-то дела. 
Эрнест Хемингуэй

Алмазы мысли

Все самые великие мысли исходят из сердца!
Люк де Вовенарг

Знаете ли Вы?..

Что когда семилетний Моцарт давал концерты во Франкфурте-на-Майне, к нему подошел мальчик лет четырнадцати.
— Как замечательно ты играешь! Мне никогда так не научиться.
— Отчего же? Ты ведь совсем большой. Попробуй, а если не получится, начни писать ноты.
— Да я пишу… Стихи …
— Это ведь тоже интересно. Писать хорошие стихи, вероятно, еще труднее, чем сочинять музыку.
— Отчего же, совсем легко. Ты попробуй …
Собеседником маленького Моцарта был юный Гете.

Ф'Ото - Класс!

«Шутки смысла»

Мой муж гений! Он умеет делать абсолютно всё, кроме денег.
Жена А. Эйнштейна о нём

Классная Планета!

www.megastock.ruwww.megastock.ru

iКЛАСС! на Facebook

iКЛАСС! ВКонтакте

Google+ iКЛАСС!